Библия Онлайн

для детей Библия Онлайн

Падение Иерихона

Царь иерихонский со страхом наблюдал за тем, как несметные толпы переправлялись через Иордан, чтобы затем встать лагерем под стенами его города. Однако он никак не мог помешать непрошеным гостям. Ему оставалось только укрыться со своими воинами за мощными стенами Иерихона, запереть ворота и ожидать, что будет дальше.

Услышав трубные звуки, царь подумал было, что израильтяне пошли на штурм. Но те ограничились тем, что один раз прошли вокруг Иерихона странной процессией: во главе ее священники несли главную израильскую святыню - ковчег завета, за ними шли священники с трубами, а дальше - безмолвные воины.

На другой день израильтяне сделали то же, что делали в первый день. И так продолжалось шесть дней: в полном безмолвии, под звуки труб, израильское войско, следуя за ковчегом, обходило стены Иерихона и мирно возвращалось обратно в лагерь.

На седьмой день Иисус Навин отдал новое приказание:

- Сегодня обойдите вокруг Иерихона не один, а семь раз, - сказал он. - Когда священники в седьмой раз затрубят в свои трубы, вы все воскликните что есть сил, ибо Господь отдал нам этот город.

Когда в начале седьмого круга священники затрубили, а все прочие израильтяне закричали что было сил, мощные стены Иерихона содрогнулись и рухнули, рассыпавшись на куски.

С криками радости израильские воины со всех сторон бросились в город, который теперь не был уже ничем защищен, и легко захватили его.

Как только начался штурм, двое израильских юношей, которые приходили в Иерихон как разведчики, разыскали дом Раав и взяли под свою защиту всех, кто там находился. Раав спаслась сама и спасла от гибели все свое семейство, потому что поверила в Бога.

Что до Иисуса Навина, то ему его вера позволила взять город, который слыл неприступным: Иерихон пал перед ним, потому что Иисус во всем полагался на Бога, а не на свой полководческий талант и не на силу израильских воинов.

bibleonline-kids-379.jpg

Высказывания Великих людей

Никакие другие книги не приносят таких доходов, как Библия, а еще непристойные книги, вернее — прочие непристойные книги. (Марк Твен)