Библия Онлайн

для детей Библия Онлайн

Иудеи в опасности

Аман, новый первый министр царя Артаксеркса, был завистливым и коварным человеком. Он был вторым человеком в империи после царя, и все должны были признавать его величие.

Все - и простые люди, и приближенные царя - должны были падать ниц при встрече с ним. Так все и делали. Все, кроме одного человека.

Этим человеком был Мардохей. Он всегда оставался стоять во весь рост.

- Почему ты не склоняешься перед Аманом? - спрашивали его.

- Я иудей, - отвечал Мардохей, - я не поклоняюсь никому, кроме Бога.

Узнав о дерзости Мардохея, Аман пришел в ярость. И он решил покарать не только самого Мардохея, но и всех иудеев.

Аман велел астрологам высчитать день, благоприятный для его замыслов. После этого он отправился к царю.

- Государь, - сказал он, - есть в твоем царстве народ, который не подчиняется твоим законам. Издай указ, чтобы все они были истреблены в назначенный мною день. Сделай это, и я внесу много серебра в твою казну.

Это серебро Аман собирался отобрать у иудеев.

Слова его пришлись по душе царю. Царь скрепил своей печатью указ, составленный Аманом, и разослал списки с него во все концы империи.

Мардохей и другие иудеи пришли в ужас и отчаяние. Они постились и молились.

Затем Мардохей обратился к царице с просьбой о помощи:

- Пойди к нему и моли за нас, - просил он ее.

Но сделать это было не так просто, как, возможно, думал Мардохей.

- Всякий, кто предстанет перед царем без его зова, может быть предан смерти, - отвечала Эсфирь. - Я не смею войти к нему без приглашения. Вот уже тридцать дней, как он не посылал за мной, и, быть может, я уже утратила его расположение.

Но Мардохей знал, что Эсфирь - последняя надежда иудеев.

- Понимаешь ли ты, что умрешь в любом случае? - снова обратился к ней Мардохей. - Ведь и ты иудейка, и тебе не спастись во время побоища. Иди к царю. Быть может, он примет тебя. И кто знает, не для того ли ты стала царицей, чтобы спасти свой народ?

bibleonline-kids-429.jpg

Высказывания Великих людей

Вот здесь, на этой полке, у меня, стоит Библия. Но я держу ее рядом с Вольтером — как яд и противоядие. (Бертран Рассел)